Выбери любимый жанр

Немезида (ЛП) - Бэнкс Анна - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Анна Бэнкс

Немезида

Переведено специально для группы

˜"*°†Мир фэнтез膕°*"˜

http://vk.com/club43447162

 Оригинальное название: Nemesis

Автор: Анна Бэнкс / Anna Banks

Серия: Немезида / Nemesis #1

Перевод: mariya0812, alina_ivanova, Lunacy, Jasmine

Редактор: Юля Лагутина, lena68169

1. СЕПОРА

Не будь я такой трусихой, я бы сбросилась со спины Нуны прямо вниз, на скалы. С такой высоты смерть была бы быстрой и безболезненной. А еще это предотвратило бы войну.

Но мне не хватает на это духа, поэтому я заставляю своего Змея, Нуну, лететь все выше и выше, над утренним туманом и вершинами гор, которые неясно вырисовываются при восходе солнца, отбрасывая тени в виде темных туч на Низину под нами. Ах, Низина, этот запретный клочок земли, прямо под нашими горами — горами, принадлежащими отдельным семьям или кланам семей. Веревочные лестницы раскачиваются на ветру, спускаясь вниз и исчезая в высокой траве.

Если бы в тот момент я не сбегала из родного королевства, Серубеля, красота момента заворожила бы меня. С высоты неба я смотрю вниз, на ту монотонную жизнь, которой жила: как бегу по лугам, как с такой надёжной спины Нуны, бросаю камни в реку Нефари и как пересекаю шаткие верёвочным мосты, что соединяют все наши горы.

Да, в любой другой день это было бы прекрасной прогулкой, отдыхом от создания спектория. В любой другой день я бы насладилась свободой полёта, временем, проводимым с Нуной, бесконечными возможностями этого утра.

Но сегодня многое произойдёт в последний раз, и я уже начинаю скорбеть об этой утрате.

Мои мысли снова возвращаются к земле под нами, ниже утреннего тумана и водопадов, впадающими в реку Нефари, где должно лежать мое окровавленное безжизненное и разбитое тело. И от этого я лишь крепче цепляюсь в Нуну.

Святые Серубеля, я такая трусиха.

Мама хочет, чтобы я поверила в обратное — нужно быть гораздо храбрее, чтобы скрываться среди низших в беднейшем уголке вражеского королевства Теории. Жить там невероятно сложно, а характер у местных ещё сложнее. Бывшие обитатели Серубеля, что теперь живут в тех краях, больше не рабы, но суровая нищета держит их во власти Теории. Если бы они могли, они вернулись бы домой и вновь стали жителями Серубеля.

Но у меня нет такой свободы. Я не могу вернуться, пока мой отец хочет завоевать соседние королевства. Пока у меня есть то, что может помочь ему в этом.

Нуна извивается подо мной, когда слёзы текут у меня по щекам. Она знает, что творится у меня в душе, как и я всегда понимаю, что чувствует она. Нуна очень красива, даже несмотря на то, что она — Защитник. Большинство Змеев-Защитников уродливы, и виной тому не только рваные шрамы, оставшиеся в результате тренировок, но и потому, что они цветом, как зеленоватая слизь, текущая из носа во время простуды. Их колючие хвосты и толстые брюха напоминают скорее наросты, в отличие от чешуек, сверкающих, словно жемчужины у тех Змеев, что используют для других целей. Морды же у Защитников от природы свирепые: изогнутые брови и пасть, искривлённая в почти человеческом оскале.

Но для меня Нуна никогда не будет уродливой. Может дело в том, что она уже десять лет моя верховая Змея, и что её шея, прямо возле головы, прогнулась от тяжести моего тела, превратившись в подобие седла. Дедушка всегда говорил, что со временем многое растёт: деревья, дети, привязанность.

Возможно, после всего времени, проведённого с Нуной, я так к ней привязалась, что внешние изъяны стали уже не важны. Но это не всегда было так. Когда я едва доставала отцу до пояса, он заявил, что с этого момента вся королевская семья будет летать на Защитниках для большей безопасности. Я хорошо помню тот день, пусть я была мала и не понимала толком, что происходит. Я знала только, что люди Серубеля возмутились, и виной тому был мой отец.

Приказ отца стал для всех неожиданностью: если король нуждался в охране Защитника, значит, это неспроста, особенно сразу после того, как было заключено хрупкое торговое соглашение между Серубелем и Теорией. Хотя оно было только на бумаге, но, по крайней мере, обещало перемирие. И с чего это вдруг Его Величеству понадобился Змей-Защитник? Это вызвало в народе тревогу, если не сказать большего.

Но никто во всём королевстве не был так шокирован, как я, шестилетняя тихоня-принцесса, которая боялась Змеев в целом и которую особенно мучал болезненный страх перед Защитниками. Политика была делом взрослых, но езда на Змее-Защитнике была довольно серьёзной проблемой для ребёнка.

Однако, несмотря ни на что, Нуна с самого начала показалась мне особенной. Зелёные переливы на её чешуе были ярче, чем у других Защитников и похожи на листья папоротника в утреннем тумане. И хотя у неё тоже есть те шрамы, что остаются после тренировок для защиты королевских наездников, я следила за тем, чтобы за ними ухаживали и лечили как следует, поэтому шрамы Нуны не так заметны, как у других её сородичей.

А когда она видит меня — клянусь снежными вершинами Серубеля — она улыбается.

Я рассеяно глажу Нуну по голове, когда, наконец, обнаруживаю на горизонте границу королевских земель, там, где заканчиваются холмистые, поросшие травой поля Серубеля и начинается пустыня Теории.

Хотя это не совсем так. На самом деле, королевства не граничат друг с другом напрямую. Между ними лежит необитаемая Долина — огромный, унылый пылесборник, полный зарослей и терний. В ней нет ничего ценного, к тому же, она так непривлекательна на вид, что ни одно королевство не претендует на эти земли.

Никто не знает, как появилась Долина и отчего лишена жизни, почему сочные зеленые травы Серубеля сначала уступают место песку, а затем усохшим растениям и колючим кустарникам. Даже самый умный из всех учёных Теории так и не смог решить эту загадку.

И так пошли слухи о том, что долина проклята. Глядя на неё сверху, с надёжной спины Нуны, я сама могла бы поверить в проклятье. Однако проклята она или нет, мне придётся пересечь долину и добраться до пустыни Теории, которая, если спросите меня, сама могла бы быть проклятой.

Даже не знаю, кто выбрал бы для своего обитания такое иссушенное, богом забытое место.

Хотя, пожалуй, это уместно, что я убегаю в пустынное, полное страданий королевство. Где я, если выживу, буду жить среди самого низшего класса Теории. Где я каждый день должна буду надрывать себе спину за еду и кров, оказавшись в рабах у собственного голода и жажды. Да, это уместно, и я сама этого хочу.

Лучше жить так, чем бесконечно прозябать в холодной тюремной камере, которую зарезервировал для меня отец. Я предпочту такую жизнь, чем находится в постоянном страхе из-за того, что отец вскоре устанет от моего сопротивления, сменит тюремную камеру на пытку, и начнёт принуждать к созданию драгоценного спектория. Лучше скрыться в безнадёжной нищете — будь то кварталы низших или Долина — чем стать причиной тысячи смертей во всех пяти королевствах.

Да простят меня святые, но я лучше спрячусь, чем сведу счеты с жизнью.

Нуна тоже замечает границу — всех Змеев учат не лететь дальше, как только они её видят — и она начинает замедлять темп. Ветер задувает в три пары её крыльев, вместо того чтобы производить его самим. Я начинаю ворковать Нуне в маленькое ухо, и прошу её приземлиться, прежде чем песчаный участок сменит траву. Первый разросшийся колючий куст стоит перед нами на страже всей долины.

Дальше Нуна не сможет меня сопровождать. Если отец начнёт мои поиски, то Нуну легко обнаружить, с ней нужно будет путешествовать по воздуху, вместо того чтобы идти пешком. Она слишком большая, чтобы пробираться по земле, поросшей кустами чертополоха. А вот в одиночку, думаю, я смогла бы в них скрыться, разумеется, если буду осторожной. Ни с неба, ни с земли меня никто не увидит.

И хотя это самый худший способ пересечь Долину, но зато самый лучший, чтобы ускользнуть незамеченной. Поэтому на границе, где начинаются кусты, я слезаю со спины Нуны.

1
Литературный портал Booksfinder.ru