Выбери любимый жанр

Мой неверный друг (СИ) - Кургат Мария - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Мария Кургат

Игры богов

Книга вторая. Мой неверный друг

Автор хочет сказать огромное спасибо своей придирчивой личной музе Саше, которая давала мне хорошего пинка, а главное не бросила во время написания второй части, бете Татьяне Павловой, без которой книга пестрила бы неуместными запятыми и ошибками, Екатерине Очковой, которая вызвалась помочь в отлове тапок, а также всем терпеливым читателям, которые поддерживали меня всё это время!

Пролог

В углу шуршали крысы, где-то за стеной капала вода. Живот в очередной раз скрутило от дикого голода, но это было ничто по сравнению с остальным. Тяжелые антимагические кандалы до боли сдавливали щиколотки, обессиливая настолько, что невозможно было не только подняться, но даже просто пошевелиться. Губы потрескались, требуя влаги. И все же мне удалось найти в себе силы, чтобы встать и подойти к маленькому окошку, через которое пробивался солнечный свет. Свет, что не видела несколько дней. Или, может быть, недель? Я не знаю, время здесь тянулось бесконечно долго, однако именно яркие солнечные лучи стали для меня тем самым проводником в мое особое место, куда я уходила, стараясь абстрагироваться от боли и жить…

Лицо неприятно стягивал еще свежий шрам, а правая рука безучастно висела вдоль тела, давно уже ничего не чувствуя. Сознание мутилось, было больно дышать, каждый вздох давался с трудом. Допросы продолжались изо дня в день. Придет время и вновь скрипнет дверь, появятся храмовники, после чего меня поведут в пыточный зал к Паладину света

Вот так зло со мной сыграли боги: я не была поймана Ковеном магов, нет. Рута пала, нет больше никакого совета и короля. Тарота подмяла под себя всё наше королевство, а я вот так глупо попалась их храмовникам, которые вершили судьбы. За ними всегда было последнее слово, только они в итоге определяли: отправить ли несчастного на костер как ведьмака или принять как мага. Им не нужны были ни слова, ни действия – только пытки.

У нас никогда не было храмовников. Ведьмами и несанкционированными магами занимался тот же Ковен магов, который часто шел с ними на сделки. Дармовая сила всегда была нужна нашему королевству, даже если она от ведьмы, заключившей договор с самим отродьем подземного царства. Маги совета находили, как использовать такого человека. Однако в Тароте действовали совсем другие правила, законы и обычаи, которые мне еще только предстояло узнать… если выживу, конечно.

В любом случае, здесь я оказалась только потому, что доверилась не тому человеку. Нет, не так! Он не был человеком. Никогда им не был!

Часть первая

МОЛОТ ВЕДЬМ

Огонь. Синие всполохи. Искры. Мой единственный оставшийся браслет догорал на моих глазах. Я до последнего не верила, что его смогут уничтожить. Дух ассиры, артефакт богов и единственная связь с моей прошлой жизнью. Ничего из этого не спасло «небесные нити»! Храмовники с легкостью уничтожили все, что у меня было, даже амулет хасашши. Только меня им не удалось сломить — я держалась из последних сил, но с каждым днем попытки доказать свою невиновность становились все слабее. Казалось, вот-вот — и просто опущу руки. Мне не верили, не хотели слышать, что перед ними никакая не ведьма, а маг королевской академии Руты! И в той деревне я оказалась по воле обстоятельств. Скажете, глупо вот так открывать карты и рассказывать о себе? Нет. О случившемся на турнире давно позабыли — война смыла прошлое, унесла те события, как утренний дождь, омывший грязные улочки. Остается только гадать, что планирует император Тароты сделать с землями и выжившим неугодным народом.

Иногда я радовалась, что ничего этого не увидела, будучи здесь, в своей маленькой узкой темнице. Я жила изматывающим ожиданием, когда за мной в который раз придет стража, чтобы отвести в темную комнату с одним-единственным стулом, где долгими часами будут мучительно допрашивать о моей прошлой жизни. Временами боль настолько истощала, что я уже просто не понимала, где нахожусь, желая, наконец, обрести покой. Вот только они умели вовремя остановиться, в последний миг прекратить пытку и вновь увести обратно.

Однажды меня даже попытались приручить. Просто один из храмовников вдруг стал добр ко мне. Это длилось недолго, хотя показалось, не менее месяца. Я не сразу поняла, что именно он делает, потом догадалась. Мужчина разрешил помыться, принес сухую чистую одежду, кормил сытной едой и разговаривал со мной на моем языке. Мне было удобно, что они думают, будто я не знаю таротавского. Иногда лорд Эриан Нар, так назвался этот храмовник, просто по-отцовски обнимал или гладил по спине, сетуя на мои короткие волосы и две седые прядки в столь юном возрасте. Сперва я относилась ко всему этому настороженно, словно напуганный зверек, а после сама ждала появления этого человека.

Храмовник вернул моей руке чувствительность. После той страшной встречи с укадаром яд каким-то образом не убил меня, однако лишил способности двигать рукой. Не стану лгать: в действительности я прекрасно понимала, почему не умерла. Иногда ко мне приходили темные мысли о том, что, может, стоит попытаться умереть? Здесь это не так и сложно: я даже заприметила острый обломок камня в своей темнице. Вот только выполнить это было невозможно. Бог все равно не допустит моей смерти. Что-то в последний момент останавливало, а еще... моя смерть означала бы, что им удалось. Удалось меня сломить. Такой роскоши я себе позволить не могла! Пока у меня есть цель, семья и мечты, мне просто необходимо жить!

Хотя временами я все-таки рыдала. Позорно рыдала на плече мужчины, который играл роль хорошего человека, приходя ко мне с очередным подносом горячей и вкусной еды. Часто он говорил, что и хочет, и может помочь, надо лишь сказать слово демона — ключ нашего договора с ним, тогда меня отпустят. А я клялась, что не в сговоре с демоном, что не знаю никакого слова и просила отпустить. Пока однажды ему это не надоело. Как сейчас помню тот страшный день...

Просторный кабинет с большими окнами. Боги, как же давно я не была в уютных, по-домашнему теплых покоях! Не в сыром холодном подвале, не в затхлой темнице, а возле теплого камина, мягкого ворсистого ковра, бесконечных книжных полок, диванов и кресел. Весело потрескивал огонь, на столике два бокала и бутылка вина, а за письменным столом сидел высокий мужчина с проседью на висках. Видно, что он в возрасте, возможно лет за пятьдесят, но по-прежнему подтянутый, в хорошей форме. На нем была бело-серебряная ряса с двумя перекрещенными посохами — символом Тароты и маленькой лисой внизу. Что она означала, я не знала, но поэтому, наверное, никогда до конца так и не верила этому мужчине. Ассоциировала с хитрой лисой.

В тот вечер мне как всегда предложили сесть, налили бокал вина и вновь стали задавать вопросы:

— Расскажи, Огонек, кто твои родители?

Он всегда называл меня так, видимо, из-за яркого цвета волос.

— Я из семьи крепостных крестьян, — в который раз спокойно повторила. — Мама была лекарем, помогала жителям нашей деревушки, отец работал в поле, а зимой у господина в доме.

Мне часто хотелось спросить о них, попросить что-нибудь узнать об их жизни, но я понимала, что нельзя, поэтому на следующий вопрос всегда лгала:

— Род господ?

Мужчина говорил с ужасным акцентом таротавского наречия, из-за чего слова выходили резкими и грубыми.

— Грейсерский.

— Хорошо, — довольно проговорил лорд Нар и добродушно улыбнулся, предлагая мне отпить глоток вина. — В каком возрасте проснулась сила?

— Одиннадцать лет...

К напитку не притронулась, хотя бокал к губам поднесла, делая вид, что отпила. Знала, что он не любит, когда его не слушаются.

— Всего шесть лет назад, — задумчиво сам себе под нос проговорил храмовник и тут же спросил: — В каком возрасте заключила договор с демоном?

1
Литературный портал Booksfinder.ru
Скорочтение