Выбери любимый жанр

Осенняя красавица (ЛП) - Диксон Руби - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.

Руби Диксон

«Осенняя красавица»

Серия: вне серии*

Автор: Руби Диксон

Название на русском: Осенняя красавица

Серия: вне серии*

Перевод: Сандра

Редактор: Eva_Ber

Вычитка: Наташа Бегишева

Обложка: Таня Медведева

Оформление:

Eva_Ber

*Рассказ входит в сборник «Красавица», написанный разными авторами, всего 4 рассказа, каждый про отдельный сезон года.

Глава 1

Уиллоу

Сколько себя помню, в замке на краю леса всегда существовало чудовище.

Просто мне… никогда раньше не снились сны о нем. До этой ночи.

В моем сне я слышу, как у меня под ногами, хрустят опавшие листья, но я ничего не вижу. Из-за того, что не могу пользоваться глазами, все остальные мои чувства, судя по всему, обостряются, возрождаясь к жизни, так как я чувствую обильный запах глинистой почвы, слышу, как на деревьях поют птички, ощущаю дуновение прохладного ветра, что накаляет эту ночь. В этом лесу я одна, и это вообще-то странно, потому что в этот лес никто не ходит.

Он проклят.

Лесные птицы замолкают, и тогда я слышу звуки шагов. Это не человеческие шаги; они тяжелые. Медленные. Зловещие.

— Кто ты? — требовательно спрашивает голос, глубокий и хриплый. Я понимаю, что это чудовище. Однако, в место того, чтобы прийти в ужас, я возбуждаюсь. Мощь слышится в звучании его голоса, в тяжелой поступи его ног. Я чувствую его присутствие в воздухе, словно он заставляет ветер повиноваться всего лишь своим существованием.

Я продолжаю идти, ощущая, что мои соски затвердели, натягивая лиф платья. У меня начинает пульсировать между бедер, как это бывает, когда тайком сама себя ласкаю. Хотя я ничего не вижу, мне совершенно не страшно.

— Я Уиллоу, — шепчу я, и мой голос кажется страстным даже для моих собственных ушей. — Я пришла сюда, чтобы стать твоей невестой.

— Уходи, — он приказывает. — Та, единственная, кто может стать моей невестой, должна прийти сюда по ее собственному выбору.

— Это мой собственный выбор, — отвечаю я ему, именно это и имея в виду на самом деле. Я провожу языком по своим пересохшим губам, все мое тело покалывает от нетерпеливого предвкушения. Я хочу этого больше всего на свете. Просто мне очень хотелось бы его увидеть…

— Ты должна выбрать меня, — повторяет он еще раз. — Во всех отношениях.

И он рукой прикасается к моему лицу… вот только это не рука, это — лапа. Я чувствую когти и мех. Это вызывает у меня отвращение даже, несмотря на то, что мне хотелось бы узнать, выглядит ли он хотя бы немного человеком.

— Ты выбираешь меня во всех отношениях? — настаивает он.

Я киваю головой.

— Тогда опустись на колени, — говорит мне чудовище, и я слышу шелест одежды. Понятия не имею, от его или моей одежды этот шелест, но тут осознаю, что опускаюсь на колени и…

Тяжело дыша и задыхаясь, я просыпаюсь. Моя киска пульсирует от желания, и я одна в своей постели. Это был всего лишь сон.

Тем не менее, все ощущалось потрясающе реалистично. Мне любопытно, что же все-таки это значит. Терзаясь чувством тревоги, я вылезаю из постели и, пересекая свою комнату, подхожу к маленькому окошку. Я открываю оконную створку и делаю глубокий вдох ночного воздуха. Что за странный сон? Странно видеть во сне чудовище и еще более странно из-за него возбуждаться.

Мне… интересно, как же он выглядит. Если уж на то пошло, настолько ли он отвратителен, как гласит молва. Мне этого не узнать никогда, но все же мне любопытно.

***

На следующий день все в городке только и говорят, что о чудовище и предстоящем Празднике Урожая. Меня это не удивляет. Это происходит из года в год с тех пор, как я себя помню. Моя мама говорила мне, что еще ее мама рассказывала ей истории, предостерегающие никогда не ходить в лес после наступления темноты, поскольку это владения чудовища. О том, что он охотится в тенях и темных местах, и о том, что он крал свет у всех тех, кто рискнул слишком приблизиться к нему. О том, что когда-то он был красивым принцем, который оскорбил королеву фей, и все, что он высоко ценил, было у него украдено в качестве наказания.

Правда, нет ни слова о том, как он выглядит. Только то, что он проклят и на вид ужасно уродлив. Я над этим задумываюсь, пока занимаюсь своими повседневными делами, дою коров и вычищаю хлев. Даже не смотря на то, что затаенное чувство беспокойства сохраняется в течение всего этого дня, я полна решимости не дать ему себя одолеть. Если уж на то пошло, то я больше заворожена своим странным, эротическим сном о чудовище.

Его голос мне казался таким человеческим. Очень человеческим. Очень… соблазнительным.

Кажется немного странным думать о чудовище иначе, как о леденящем кровь ужасе. Знаю, что если расскажу маме о своем сне, она будет крайне потрясена. Она бы сказала, что это ответная реакция на то, что скоро Праздник Урожая, и я разволновалась.

Это, конечно, так, но не думаю, что именно поэтому мне снилось, как я встаю на колени перед чудовищем. Нет оснований считать его сексуальным и возбуждающим. Он должен быть пугающим. Для любой женщины моложе двадцати пяти Праздник Урожая — это время страха, а не время радости. До тех пор никому не дозволяется выходить замуж, и никому не позволено покинуть королевство. Все мы — собственность проклятого принца, хоть и никогда его не видели и ничего про него не слышали.

Каждую осень, когда землю покрывают оранжевые и золотые листья, отмечается Праздник Урожая по случаю годовщины того дня, когда принц был превращен в чудовище.

Ежегодно по приказу министра из каждой деревни королевства собираются по одной девственнице возле Камня Праздника Урожая на краю заколдованного леса. Девам выдаются привязанные к столбу Праздника Урожая ленты, и они кружат вокруг него снова и снова, медленно разматывая свои, привязанные к столбу ленты, отступая от чествованного майского дерева. В то время как девы танцуют кольцом, одна за другой, от клубка отпадают ленты до тех пор, пока не остается лишь одна лента.

Эта дева выбирается невестой чудовища.

Из года в год, когда красивую девушку отправляют в сумрачный лес, это вызывает жалобные потоки слез и глубокую скорбь. И каждый год мы ждем. Мы ждем, что на этот раз это станет именно тем случаем, когда проклятие будет снято, принц влюбится, и наше королевство вернется к процветанию.

Но из года в год проклятие по-прежнему остается, и каждый год на Праздник Урожая должна выбираться новая невеста. Прежние невесты бесследно исчезали и о них больше никогда не слышали, а осень — это время, что порождает страх, а не праздничное настроение.

Сама я пережила двадцать осеней. Меня никогда не выбирали представлять нашу деревню Виндибрук, но поскольку мы живем на окраине этого леса, я неоднократно видела эту церемонию. Девушка из нашей деревни, которая каждый год нас представляет, Роузи, она нежная, милая и прекрасная, с каскадом золотых кудрей и доброй улыбкой. Роузи счастливица. Несколько лет назад Роузи отправилась к мудрой знахарке на окраине городка и попросила совета. Лета, знахарка, сообщила Роузи, что она никогда не будет принесена в жертву чудовищу.

1
Литературный портал Booksfinder.ru